Hermion
Вспомни себя в его возрасте, именно так ты сам смотрел на мир. Именно за этот взгляд мир возненавидел тебя и пытался доломать, взгляд не смирившегося со своим поражением аутсайдера

Не стремитесь подражать кому-то, Джеймс. Личное мнение это то, из чего в итоге складывается ваша индивидуальность, быть собой – куда большее достижение, чем стать кем-то.


Северус, и почему мне всегда кажется, что это вы принесли с собой дождь?

Или, может, не так это страшно – быть с кем-то только в своих фантазиях? Говорят, такая любовь вдохновляет…. Бред, нет ничего лучше, чем любовь, разделенная… Рука в руке, губы к губам, и смешать дыхание, отдать себя без остатка и получить столько же взамен…

Сейчас он выглядел почти так же отталки-вающе, как тогда, в школе, человек, состоящий только из углов, каждая грань которых так остра, что, кажется, осмелься вы прикоснуться к ней, непременно порежетесь.

Вы несознательно плодите вокруг себя столько химер, что людям трудно разобраться, что вы на самом деле из себя представляете. Какие ваши поступки оправданы и обдуман-ны, а какие – потворство мгновенному импульсу. Они пытаются просчитать ваши дейст-вия, додумать ваши мысли, и зачастую это приводит к фатальным заблуждениям.

Как, однако, изменчив мир. Минуту назад я считал идиотом Диего, а теперь буду думать так о вас.

«Нет», – подумал Гарри, глядя в глаза профессора, в которых не было ни тепла, ни обычной иронии. Он не шутит, он наказывает всех нас. Кавадроса – за то, что посмел играть с ним, меня – за то, что я осмелился в него влюбиться и самого себя – за... потому что снова позволил вовлечь себя в суетный мир людских страстей.

Вы заметили, что загадочные, сложные и противоречивые натуры влекут куда сильнее, чем иные тела или даже судьбы?

Многозначительное молчание, Поттер, отличная вещь: каждый в состоянии найти в нем все, что ищет, в итоге не обретя ничего

Как это легко – быть осенью… Как приятно вернуться только в свой мир. Весна, лето, чувства... – все это красиво, но так неуместно…

– Что мы делаем? – Спросил Гарри.
– Уходим от ответственности за свои поступки.

Жизненный опыт, Гарри, – приятный или нет – не тот багаж, от которого можно отказываться с легкостью. Хранить хорошие воспоминания легко, но те, кто открещиваются от одних печалей, просто освобождают место для новых.

Добби принес ответ, где Гарри сообщалось, что в школе лето, так что его обязанности условны и он может располагать своим временем, как ему заблагорассудится. Это включает в себя даже смену ориентации и поспешные браки.

Почему дуб и малахит?
– Ну, мелкие вкрапления зеленого камня в интерьере подчеркнут красоту глаз его нового увлечения, а дуб… Это изысканно и просто – совсем как вы, Гарри.

После такого невольно хочется верить если не в бога, то в людей. Хоть немного. Опасное чувство.

единственный способ прекратить плодить вопросы, на которые нет ответов, – это перестать их себе задавать.

Стремительное стремление к несовершенству

– Сев, Северус, профессор, чтоб его, Снейп, гроза Гриффиндора, объект черной зависти всех летучих мышей в округе, мой детский параноидальный кошмар – тот мужик с отвратительным характером, который тут обитает.

«Рожденный демоном не сладок в облаках, но в пламени становится прекрасен…

Почему рядом с ним так сложно просыпаться, но хочется засыпать?

– Хорошо, – сдалась мадам. – Северус, я передумала, не хочу за тебя замуж, кто только жить может с таким своенравным упрямцем!
Он хмыкнул.
– Гарри Поттер.
Шарлот улыбнулась.
– Если это не шутка, то я даже не знаю, поздравить тебя или посочувствовать – мне, помнится, говорили, что этот тип – с норовом.

если это безумие – то ему нравится быть сумасшедшим.

Странное дело, человеку свойственно ошибаться даже при наличии в его распоряжении богатого личного опыта и накопленных знаний.

Мы можем покончить с прошлым, но прошлое не покончило с нами

У меня есть лучший друг, если такое слово вообще применимо в свете моей жизни, которому я очень сильно доверяю и доверял. Мы с ним многое пережили вместе, очень многое. И то, что он мне говорил или что делал, я принимал на веру чаще, чем если речь шла о ком-то другом. Ты понимаешь, о ком я? И вот я стал замечать, что он мне врет. Первое, что я подумал, может быть, я ошибся или что-то не так понял. Но нет, все повторилось еще раз. Пойми меня, с того момента, как я получил возможность говорить ему правду, я перестал лгать даже в мелочах, такого я не допускал ни с кем из своего окружения. Я всегда честен с тобой и с ним. Всё, больше таких людей нет… Я могу лгать, мне лгут, все вокруг лгут – и мне до всех одинаково нет дела, однако когда лгут близкие люди, и которым не лжешь ты сам, то это как-то некрасиво и больно.

Знаешь, в чем проблема людей? Они, в основном, некрасиво думают, стараясь облечь свои поступки в белые одежды.

И хочется только одного: чтобы мир замер, но приходится жить, двигаться, говорить, что-то решать…

Помнится, задувая свечи на торте, он думал – так мало лет… а жить уже не хотелось! Вернее, не хотелось жить по-прежнему, хотелось, как ящерице, вынырнуть из старой кожи и уйти от нее в неизвестность, которая манит и зовет… Наверное, такие чувства преследовали многих из тех, кто должен был окончить школу, но только он осознавал, что там, в неизвестном, тоже ничего нет: сера ли, шорох крыльев – не такая уж большая разница? Главное, тепло, темно, сухо и небольно – и все дороги рано или поздно приведут к одному финалу.

живой мир без стыда и масок. Мир-откровение

Угу, я теперь Снейп, нам, Снейпам, можно… Мы ж почти как Малфои, только чуть порядочнее.

– Ну почему с тобой так сложно?
– А кто сказал, что будет просто?
Гарри рассмеялся.
– Никто, но мы стараемся.

@темы: Цитаты